Об исламском радикализме и войне цивилизаций

Гершон Бреслав

Гершон Бреслав

«Где начало того конца, которым оканчивается начало?!» (Козьма Прутков)

“Заметки размышляющего” Гершона Бреслава.

Террористические акты 11 сентября 2001 года в США и последовавшие затем акты массового террора в Европе открыли новую эпоху политического терроризма ХХI века. Инструменты терроризации населения Израиля перестали быть столь эффективными там, но зато оказались удивительно эффективными в странах, менее подготовленных к таким формам борьбы. Целью организаторов этих актов было не только запугать население ведущих стран мира и показать, что никто в этом мире не может находиться в полной безопасности. И любого можно «достать». Их цель была и вполне самозащитная. «Вы нам навязываете ваши ценности и ваш образ жизни. Мы бессильны вам помешать делать это в политическом, экономическом и военном противостоянии. Поэтому мы ищем другие пути и другие средства, независимо от того нравятся они вам или нет».

Конечно, исламские радикалы могут сказать, что это американцы и европейцы вторглись в их жизнь и мешают им жить так, как они хотят, и, в известном смысле, будут правы. После экспансии арабского халифата в VII-XI веках на значительную часть Африки, Азии и Европы, мусульманские владения, в основном, сокращались. О зверствах колонизаторов, усмирявших бунтующих и тоже не слишком гуманных туземцев напоминать даже не стоит. Особенно активно это происходило в ХVII – XVIII веках, т.е. в эпоху Просвещения, но карательные экспедиции в колониях происходили вплоть до середины ХХ века.

Движение сионизма в Европе конца ХIХ века возникло на волне очередных вспышек антисемитизма, от которых страдала значительная часть европейского еврейства. Особенно брутально и очевидно это происходило в Российской империи, где жило большинство европейского еврейства и где антисемитизм, благодаря православной церкви, был возведен в ранг государственной политики. Движение за репатриацию выглядело как наилучшая возможность самим евреям взять свою защиту в свои руки. Герцль и особенно Жаботинский ратовали за создание государства на «свободных землях» Палестины, где евреи смогут в полной мере отвечать за безопасность и благополучие своего народа. Со свободными землями в Палестине всё, однако, оказалось не так просто.

Практически с самого начала переселения в Палестину, подмандатную Великобритании, еврейские колонисты столкнулись с недоброжелательным отношением местного арабского населения. Лишь часть этого негатива можно отнести за счёт колониальной политики британцев. К сожалению, даже те арабы, которые продавали евреям так и не освоенную ими землю, не испытывали особой симпатии к приезжим. Рецидивы насилия и изгнания еврейских поселенцев с их земель с убийствами или без крови были известны еще с конца ХIХ века, т.е. практически с начала первых поселений. Евреи не оставались в долгу и среди сионистских организаций стали создаваться весьма радикальные группы, создававшие свои вооружённые отряды. После Второй мировой войны и Холокоста, когда колонии поселенцев стали быстро увеличиваться, эти отряды стали ударной силой в войне за создание своего государства. Они же стали инструментом изгнания и мирных арабских общин, напуганных прецедентами кровавых расправ, устроенных еврейскими радикалами в 1947-1948 годах. Так возникла проблема палестинских беженцев, существующая до сих пор и создающая одну из двух главных проблем на пути к долгосрочному миру на Ближнем Востоке.

Долгое время в Европе считалось, что именно отсутствие мира на Ближнем Востоке является механизмом запуска известной напряженности во взаимоотношениях стран исламского и христианского мира, также как и между общинами внутри европейских государств. Европе и США инкриминировалось, еще со времен противостояния капиталистического и социалистического лагеря, поддержка сионистского режима, который дискриминирует арабов и лишает возможности сотням тысячам беженцев, «влачащих жалкое существование» в приграничных районах, вернуться на родные земли.

При этом, правда, игнорировались регулярные кровавые межплеменные и межконфессиональные конфликты в Пенджабе, Кашмире, странах Африки и Азии. Сегодня, когда кровавые войны идут уже внутри исламских стран, религиозный акцент противостояния теряет свою обоснованность. Скорее всего, и за появлением различных направлений и сект внутри ислама в средние века и в Новое время также стояло вполне определенное родо-племенное основание, поэтому аргумент межконфессиональной розни не такой уж убедительный как кажется и сегодня. Та или иная конфессиональная группа, которая оказывается у власти в жестко иерархической системе власти, неизбежно становится элитной, создающей механизм притеснения всех остальных. Неважно, представляет ли властная группа большинство населения, как в нынешнем Ираке, или меньшинство, как в Сирии.

Но если еще в ХХ веке такая дискриминация принималась как неизбежное зло, то ХХI век привёл к резкому ускорению процессов социального сравнения и повышения амбиций почти всех социальных групп, благодаря Интернету и процессу глобализации. Революции стран Магриба случились именно по этой причине. «Порулить» хотят уже многие и свержение деспотичного властителя в относительно стабильных странах как Ливия или Ирак неизбежно привели к новым кровавым схваткам между племенами и родами по переделу власти между сторонниками более традиционного или более современного общества. И в этом вторичном противоборстве радикалы уже не имеют морального превосходства мучеников веры, ибо «Слава аллаху» кричат обе противоборствующие стороны.

В этом смысле, внутриисламские войны неизбежно должны приводить к радикализации одной из противоборствующих сторон. ИГ позиционирует себя как борца за истинную веру против всех предателей шариата и мусульманских ценностей, иначе никакого оправдания в глазах единоверцев и социальной поддержки они иметь не будут. Если такое радикальное государство действительно возникнет, то оно вынуждено будет продолжать эту борьбу за «истинно праведную жизнь» и для мусульман в других странах, особенно там, где их ограничивают в возможности это делать. 

Однако, речь вовсе не может идти о войне цивилизаций. Иудео-христианская цивилизация, внутри которой когда-то происходил научно-технический прогресс, осталась в прошлом, также как и исламская цивилизация, ставшая посредником между Античностью и Эпохой Возрождения. Сейчас мы имеем дело лишь  с более или менее опосредствованными дериватами этих цивилизаций, где разные этносы, культуры и религии смешаны в разных пропорциях. Конечно, в Европе и, особенно в Северной  Америке эта смесь носит более всеобщий характер. В современной европейской культуре мы уже не найдем ни одного социального института или даже сферы деятельности, где носителями прогресса являются только представители иудео-христианской культуры. Причём это тем более не относится к конфессиональной принадлежности участников научно-технического и общекультурного развития.

Если нет войны цивилизаций, то почему мы имеем столь кровавый ХХI век после столь ужасного ХХ века? Ответ вытекает из всего предыдущего: европейская культура, пережившая две мировые войны пришла к гуманистической саморефлексии и стала развивать не только межгрупповую терпимость и права человека, но ресурс обеспечения жизни, дабы избавить свое общество от неизбежного насилия и борьбы за недостающий ресурс. Конечно, это происходит не без издержек, ибо ЕС продолжает конкурировать с Америкой и Китаем. Для сохранения конкурентноспособности ЕС вынужден расширять свой человеческий ресурс, включая иногда в свое сообщество страны, не очень готовые к жизни по средствам. Этим грешат и гранды ЕС, но они уже научились строить систему сохранения баланса интересов между разными группами и сохранять кредитоспособность.

В странах третьего мира такого процесса еще не проходило, а проблема с ресурсом, особенно в Африке и в ряде Азиатских стран стоит гораздо более остро. Причём климатические и социальные изменения не слишком способствуют росту производительности труда и улучшению жизни народа. Голодать с Интернетом не лучше, чем без оного. Тем более, когда молодёжь, научившаяся воевать, вовсе не стремится к тому, чтобы возделывать свою землю, но всегда готова ограбить и убить приграничных соседей, которых можно объявить неверными или инородцами.

Учитывая то, что ислам действительно сегодня является наиболее воинственной из мировых религий и образ шахида является частью сакральной культуры ислама, можно ожидать наибольшее число террористов именно в среде радикальных исламистов. Более того, судя по происхождению афганского движения Талибан, современные медресе во многих странах, особенно в Пакистане, являются рассадниками религиозной нетерпимости. Именно на мусульманский клир должны быть направлены усилия мировой общественности, если мы хотим в долгосрочной перспективе избавиться от исламского радикализма. Пока в канонах ислама написано, что с неверными не может быть мира, а только перемирие, и только в том случае, если это нам выгодно – ни о какой серьёзной безопасности в европейских странах и в Америке не может быть и речи.

Так что мишенью терроризма поочерёдно будут становится все страны европейской культуры, ибо, в отличии от Израиля, они явно не готовы ни к террористам-смертникам, ни к агрессивным радикальным исламистам, которые живут в их городах, пользуются всеми социальными пособиями и благами, но ненавидят дающее эти блага общество. Откуда вырастает эта ненависть – это отдельный вопрос, однако два основных источника понятны –  во-первых, конечно, это семья, которая не приняла ценности принявшего их общества; во-вторых, это лидеры религиозной общины, где проходит их духовная жизнь. Любые иностранные эмиссары, приезжающие вербовать их в армию ИГ, могут призвать лишь тех, кто уже морально готов стать шахидом, убивая неверных.

До сегодняшнего дня ни Ватикан, никакие другие религиозные и светские организации не пытались серьёзно искать путь к взаимопониманию. Лишь совсем недавно папа Франциск обратился к своим мусульманским коллегам с призывом поиска мирного разрешения конфликтов, что вряд ли является достаточным шагом в усилении миролюбия в исламе. Недавно и администрация США озаботилась поисками взаимопонимания с религиозными лидерами. Однако, исламский мир должен как то увидеть, что более сильные в военном плане Европейский союз и США готовы признать право других народов сохранять не только свою религию, но и свой образ жизни.

Пока усилия США по внедрению своей демократии в странах с другими традициями социальной жизни вызывают лишь в лучшем случае неприятие, а в худшем – такие события как разгул террора в Ираке или кровопролитные конфликты в Ливии. Да и в конфликте на Украине вина за Майдан лежит не только на бездарной и погрязшей в коррупции власти, но и, не в последнюю очередь, на США в их стремлении поддержать «демократические силы» на Украине. Майдан, особенно в его поздней версии, никак не может считаться триумфом демократического развития. Маленькая дестабилизация, которую вполне можно определить как вооруженный переворот, затем привела к большой дестабилизации и к настоящему военному конфликту, ибо Россия увидела угрозу американской экспансии  «на своем приусадебном участке». Правда, несмотря на присутствие многочисленных горячих точек и горячих голов на территории бывшего СССР , хочется надеяться, что система воспроизводства террористов-смертников здесь не сложится, а конфликты между странами будут всё-таки разрешаться за столом переговоров, а не на поле боя.

Гершон Бреслав

 

Об авторе.

Гершон Бреслав. Доктор психологических наук, хабилитированный доктор Латвии по психологии. Ассоциированный профессор Балтийской международной академии. Родился 22.06.1949 в Риге. Закончил факультет психологии МГУ им.Ломоносова (1971), там же защитил кандидатскую (1977) и докторскую диссертации (1991). С 1978 года по настоящее время занимается научно-исследовательской деятельностью и преподает в разных вузах Латвии.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: