Еврейское танго на идиш

Один из концертов III Международного фестиваля еврейской музыки имени Михаила Александровича посвящен музыке танго. В частности, творчеству прославленных рижских мастеров танго Оскара Строка и Марка Марьяновского. В концерте прозвучит и идиш.

Идиш и танго. Казалось бы, несовместимое сочетание. Эту тему раскрывает в своем интересном обзоре Вениамин Чернухин: “Еврейские танго на языке идиш”:

“Словосочетание идиш и танго кажется несколько странным и почти несовместимым. С одной стороны язык еврейских местечек, который воплощает консервативный быт и кажется мало связанным с жизнью современного общества. С другой стороны танец, родившийся в конце девятнадцатого века и покоривший Европу и Соединенные Штаты в первой трети века двадцатого. Танец сугубо современный, страстный и эмоциональный. Веками живя в своих городках и местечках в Восточной Европе евреи были в массе своей религиозны и говорили на идиш. Когда евреи в цивилизованных странах были полностью уравнены в правах с титульными нациями, они начали переселяться из своих местечек в большие города и переходить на язык окружающего населения, в лучшем случае становясь двуязычными. Воспринимать культуру окружающих их народов и соучаствовать в её создании. Начался отход от ортодоксальных религиозных правил, запрещающих мужчинам слушать женское пение, смотреть на танцы с женским участием и уж тем более танцевать с женщиной, не являющейся его родственницей или женой. В силу своей энергичности и активности евреи оказались в числе участников всех культурных начинаний нового времени. Никак не избежало еврейского соучастия и танго. Еврейскими композиторами написана масса музыкальных произведений в стиле танго. Взять хотя бы Польшу, музыкальная жизнь которой после обретения ею независимости в 1919 году была необычайно богатой и разнообразной. До сих пор мы с удовольствием слушаем старые польские танго, музыку и слова к большинству из них сочинили композиторы и поэты  евреи. Тому есть предпосыка: еврейская народная клезмерская музыка, от неё до музыки танго весьма небольшое расстояние. Обращу внимание читателей на тот факт, что два едва ли не самых видных восточноевропейских сочинителя танго в тридцатые годы прошлого века Ежи Петербурский – Мелодиста (жил в Польше) и Оскар Строк (жил в Латвии) происходили из клезмерских семей, музыка детства, которая формировала их музыкальные вкусы,  была клезмерской и именно она вольно или невольно наложила отпечаток на их творчество в зрелые годы.

Оскар Строк foto www.gorod.lv

Оскар Строк
foto http://www.gorod.lv

Итак, новая и более современная эпоха оторвала евреев от старого образа жизни и повела к новому, означавшему зачастую культурную абсорбцию и ассимиляцию. Но был отрезок времени, когда старое, включая язык идиш, ещё не ушло, а новое, имея в виду популярный танец танго, уже пришло и вот в этот момент времени появились танго, где текст не был переведён с какого-либо языка, а изначально написан на языке идиш  и к нему сочинена музыка, то-есть созданы были оригинальные произведения. Начать надо с Аргентины, ведь это именно та страна, в которой и родилось танго в последней четверти девятнадцатого века. Евреи появились в Аргентине достаточно давно, ещё в те дни, когда страна была испанской колонией (шестнадцатый – начало девятнадцатого века), но в те дни они должны были скрывать свою национальную принадлежность, ибо в стране действовала инквизиция. После достижения  Аргентиной независимости в 1812 году и отмены инквизиции сюда начали понемногу прибывать евреи из Европы. Сначала из Франции и других западно-европейских стран, затем, особенно после того как французский банкир и филантроп барон Морис де Хирш дал деньги, основав Ассоциацию Еврейской Колонизации, поехали евреи из Российской Империи и других восточно-европейских стран, также из Морокко и частей обширной Оттоманской Империи. В итоге очень быстро еврейское население перевалило за сто тысяч и оно стали заметной составляющей в общем населении страны. Конституция, принятая в 1853 году и гарантировавшая религиозную свободу, политика привлечения эмигрантов, проводимая правительством с целью заселения пустующих земель, и еврейские погромы в Российской Империи способствовали постоянной еврейской эмиграции. В годы «великой депрессии» конца двадцатых-начала тридцатых годов прошлого века и далее до начала Второй Мировой войны, когда имело место преследование евреев в нацистской Германии, эмиграция продолжалась, установив еврейское население страны где-то на отметке четверть миллиона. В 1938 году политика поощрения эмиграции была свернута и новые правила заметно усложнили въезд в страну.

Ежи Петерсбурски foto www.alchetron.com

Ежи Петерсбурски
foto http://www.alchetron.com

Центром всех сторон культурной жизни страны была её столица и самый крупный город – Буэнос Айрес. Население этого города состояло из уроженцев страны и представителей многочисленных эмигрантских общин: испанской, итальянской, французской, восточноевропейской, значительная часть которой были евреи. Жили в городе и потомки африканских рабов, завезенных в старые колониальные времена, а далее освобожденные. Многие из этих людей обитали в бедных кварталах города, активно общались между собой и их культуры смешиваясь рождали новую, уже местную культуру. Вот так и родилось танго, поначалу танец низов аргентинского общества. Скоро танго танцевали во всех больших и малых городах Аргентины и оно перебралось к северному соседу Аргентины, в Уругвай, столица и самый крупный город этой страны Монтевидео тоже претендует на роль родины танго. Затем и люди из верхов аргентинского общества начали знакомиться и увлекаться новым танцем. Они, приезжая по разным делам в Европу,  и познакомили с ним европейцев, в первую очередь французов. К началу Первой Мировой войны танец знали уже хорошо и в Париже и в Лондоне и в Нью-Йорке. Начались гастроли аргентинских танцевальных оркестров, специализирующихся в исполнении музыки танго, так называемых «Orquesta típica». Дальнейший  шаг в развитии танца связан с именем певца и композитора Шарля Ромуальда Гарде, известному всему миру как Карлос Гардель. Родился он в 1890 году, место рождения указать не решусь, ибо за него спорят Бордо (Франция), Буэнос-Айрес и Монтевидео. В 1917 году он впервые спел песню, сопровождаемую музыкой в ритме танго, имел явный успех и положил начало так называемой танго-песне («tango-canción»). Теперь танго стали исполняться певцами в сопровождении оркестра и для танго стали нужны  не только музыка, но и стихотворный текст. В зависимости от языка текста танго стало получать национальную окраску.

Карлос Гардель foto www,vmuzike.net

Карлос Гардель
foto www,vmuzike.net

Нет нужды говорить, что еврейские переселенцы в Аргентину из Восточной Европы владели почти все языком идиш, для многих это был родной язык. Следующие поколения перешли уже на испанский язык, сохраняя, однако, часто идиш в качестве второго языка для общения в быту. Как и в любой другой стране, куда они прибывали в заметных количествах, евреи создали в Аргентине и в первую очередь в Буэнос-Айресе сеть религиозных и светских учреждений, в частности культурных: начали издаваться газеты и журналы, появились свои артисты, открылись театры, печатались местные писатели, поэты и сочиняли музыку композиторы. Живущая в стране еврейская публика оказалась на перекрестке двух культур – старой восточноевропейской (проявлением которой был язык идиш) и вновь приобретенной латиноамериканской (проявлением которой стал современный танец танго). Спрос рождает предложение и в спектаклях еврейских театров зазвучали танго с текстами на языке идиш. Самые удачные из них продолжили свое существование и после того как спектакли сошли со сцены и были забыты. Наиболее заметной фигурой на этом направлении стал Бенцион Витлер. Он – не уроженец Аргентины, родился он в 1907 году в местечке Белз, сегодня небольшой населенный пункт на западе Украины, рядом с границей с Польшей, а некогда достаточно крупное поселение и один из центров еврейской жизни в Галиции (Западная Украина), один из центров хасидизма. Вот в одной из таких семей Бельцских хасидов и родился Бенцион. Когда ему было шесть лет его семья переместилась в Вену, в Австрию (Галиция в те годы была частью Австро-Венгерской Империи), где он получил традиционное хасидское образование. Но задули уже новые ветры, да ещё в таком современном городе как Вена, молодой человек захотел быть не хасидом, а актером. В 1919 году он, скрыв свое настоящее имя и тайком от семьи, вступил в  местную театральную труппу. Далее Б. Витлер становится профессиональным актером, работая в Вене (Австрия) и гастролируя по миру. В середине тридцатых годов несколько лет выступает в Польше, становясь любимцем местной еврейской публики. У Б. Витлера прекрасный голос (баритон), он много поёт в спектаклях и везде пользуется неизменным успехом. После начала Второй Мировой войны он обосновывается в Нью-Йорке, в Соединенных Штатах Америки.

Бенцион Витлер и Шифра Лерер foto www.my.mail.ru

Бенцион Витлер и Шифра Лерер
foto http://www.my.mail.ru

На одном из спектаклей в Нью-Йорке он знакомится с Шифрой Лерер, актрисой театра на идиш и они начинают выступать вместе. Шифра тоже хорошо поёт. Она – уроженка Аргентины и родилась в Буэнос-Айресе в 1915 году, родители её бежали в Аргентину, спасаясь от еврейских погромов в Российской Империи. Если Б. Витлер обучался лишь театральному мастерству, то Ш. Лерер музыкально образована, она прошла курс обучения в консерватории в Буэнос-Айресе. Начала она выступать на сцене в Буэнос-Айресе, затем получила в 1943 году приглашение выступить в Нью-Йорке и задержалась там, пока не встретила Б. Витлера и уже вдвоем они вернулись в Буэнос-Айрес. Бенцион Витлер был человеком многосторонне одаренным, помимо красивого тембра баритона он обладал ещё талантом сочинять музыку и писать стихотворные тексты (разумеется, на своем родном языке – идиш). Содружество оказавшееся весьма удачным, ибо многие мелодии, сложившиеся в голове Б. Витлера были перенесены на нотную бумагу его супругой Ш. Лерер. С музыкой танго Б. Витлер был, видимо, уже и до этого достаточно хорошо знаком, хотя бы после пребывания в Польше, где этот танец в годы его проживания в этой стране был необычно популярен. Ну, а уж в Буэнос-Айресе музыка танго звучала на каждом шагу. Значительная часть времени у Б. Витлера и Ш. Лерер прошла в гастролях, они практически объездили большую часть тех мест, где ещё имелись зрители и слушатели, воспринимавшие язык идиш. К сожалению, Бенцион Витлер скончался в достаточно молодом возрасте в 1961 году и не так уж много записей и не столь они высокого качества осталось после него, но тем не менее и по тому, что есть в нашем распоряжении можно судить какого уровня это был поэт, певец и композитор.

Что же оставил нам Бенцион Витлер?   Все его наследство, видимо, достаточно велико, да многое потеряно и забыто, поэтому речь идёт лишь о нескольких наиболее удачных и успешных произведениях.                                                                                                               

«Дос гезанг фун майн харц» – «Пение моего сердца»  и «Геденк» – «Помни» – кажется два самых удачных и самых популярных танго, напетые певцом. Нигде я не нашел никакого упоминания об авторах слов и музыки этих двух произведений и остается достаточно обоснованно предположить, что всё это было сочинено самим Бенционом Витлером и им же с успехом исполнялось. Ещё одно танго «Либсте» – «Любимая», автором которого, видимо, также является сам Б. Витлер. Сентиментально-трогательное танго «Вен их зол дих фарлирн» – «Когда я должен тебя потерять», пожалуй, не уступающее двум, идущим в этом списке первыми. Слова этой песни принадлежат Бенциону Витлеру, но запоминающуюся музыку сочинил Макс Клеттер (1901-1952), актер, певец, дирижер, композитор, драматург. Уроженец Галиции, сын столяра, актер еврейской труппы у себя на родине, в 1927 году эмигрировал в Соединенные Штаты и здесь после начального периода неустроенности стал актером в местном театре, играющем на идише. Во второй половине тридцатых годов он становится автором нескольких оперетт и музыкальных мелодрам, поставленных театрами на языке идиш. В середине 1940-х оставил сцену и организовал собственный оркестр. К этому списку можно добавить  ещё два неплохих произведения «Аллес фарлойрен» – «Все потеряно», автором которого является Бенцион Витлер, и «Их хоб цайт, их вел вартн» – «У меня есть время, я буду ждать», где автором музыки указан Мечислав Мержиевский, известный польский дирижер и композитор, а слова принадлежат поэту Эмануэлю Шлехтеру, уроженцу Львова, жителю Польши, который сделал это польское танго еврейским. Что можно сказать об этих танго и их исполнителе? Все они меланхоличные и слегка грустноватые, как, кстати, и очень многие еврейские песни. Поет их Б. Витлер просто и естественно, тепло и искренне. Стиль его исполнения  лучше всего характеризуют слова, которые он поет в одном из своих танго:

Дос гезанг фун майн харц                                                                                           

Из майне нешуме                                                                                                     

Дос гезанг фун майн харц                                                                                    

Бренгт мир фрейд ун а шир…

Пение моего сердца                                                                                                    

Это моя душа                                                                                                          

Пение моего сердца                                                                                             

Приносит мне радость и песню…

Были танго и в репертуаре Шифры Лерер. Вот одно из них, наиболее известное: «Зайне а рахмонес дайн трерн» – «Жаль твоих слез». Слова Бенциона Витлера, а музыку написал композитор Абрахам Левин.

На биографии и творчество пары Б. Витлер – Ш. Лерер немного похожи биографии и творчество другой известной пары еврейских актеров и певцов Хенри Герро и Розиты Лонднер. Х. Герро также родился на Волыни, в городе Ровно в 1919 году (впрочем тогда его звали Гершеле Ройзман). Мальчик был музыкально одаренным и научился играть на скрипке и кларнете. Поехал в Женеву, в Швейцарию изучать медицину, но вместо профессии врача избрал профессию актера. Вернулся домой и после раздела Польши в 1939 году стал советским гражданином. Изучал театральное искусство, в годы войны трудился в составе фронтовых бригад работников искусств. После окончания войны сумел, видимо через Польшу, гражданство которой у него было до войны, попасть в Париж, во Францию. Здесь он добивается первых успехов на артистическом поприще, выступая в фешенебельном парижском еврейском клубе-кабаре «Ла Ривьера». Он даёт представления, где воспроизводит жизнь в довоенных городках и местечках, воскрешая мир, который только что исчез. Ему предлагается двухгодичный контракт на выступления в Буэнос-Айресе  и актер принимает это предложение. В 1951 году он знакомится с популярной актрисой местного театра на языке идиш Розитой Лонднер и далее его судьба связана с ней и с Буэнос-Айресом. Родилась Розита (Рейзеле) тоже не в Аргентине, а в Варшаве, в Польше, но приехала в страну будучи совсем маленькой. Учится актерскому мастерству и музыке (у неё хороший голос), а с 1947 года она актриса еврейского театра «Митре» в Буэнос-Айресе. В 1953 году Р. Лонднер и Х. Герро вступают в брак и далее вдвоем начанают разъезжать по всему миру с гастролями, выступая в собственных шоу, опереттах и мьюзиклах. Критики называли пару Х. Герро – Р. Лонднер «звездами водевиля и еврейского мюзик-холла». Успели они выступить и на телевидении, Х. Герро умер в 1980 году. Оба актера с хорошими голосами и, естественно, что и в их спектаклях было много музыки и песен. Обладая многосторонним талантом для многих из них Х. Герро, как и Б. Витлер, сочинил  музыку и написал стихотворный текст.

Что лучшее из того, что сочинил Х. Герро и исполнил он и Розита. «Скрипка» (именно скрипка, а не это же слово на языке идиш – фидл, причем исполняется на двух языках: идише и русском, без всякого акцента, стиль немного похож на цыганский), «Вус тог эс  эйх?» – «Зачем вам это нужно» (слова принадлежат Исидору Лилиану, а музыка Йосефу Румшинскому, оба из Соединенных Штатов), «А бисале глик» – «Немного счастья» (поет Розита Лонднер).

Надо сказать несколько слов и о Максе Перлмане. Он родился в Риге, в Латвии в 1909 году, с юных лет пел в хоре и исполнял детские роли в театре, затем изучив актерское искусство стал профессиональным актером, играл в Риге и в Ковно (сегодня Каунас в Литве), выступал и в разных странах Европы. В 1939 году был приглашен и приехал  в Аргентину, несколько лет жил там и в других странах Латинской Америки, затем переехал в Израиль, но, как и другие еврейские актеры, много гастролировал по всему миру. Несколько раз в шестидесятые годы он побывал с гастролями и в Аргентине. М. Перлман пел и танцевал на сцене, был прекрасным комедийным актером и также был поэтом и композитором. Самое популярное из его танго «Ахава дус мейнт либе» – «Ахава означает любовь» (ахава — слово взятое из иврита, любовь в переводе на русский язык), ещё одно «Вус гевен из гешен» – «Что было – случилось».

Макс Перлман foto www.deezer.com

Макс Перлман
foto http://www.deezer.com

В Аргентине и сегодня пользуются спросом, хотя и много меньшим по сравнению с прошедшей эпохой, танго на идише. И можно указать на двух современных исполнительниц, хотя, конечно, основной язык у них – испанский, а идиш тоже с заметным испанским акцентом. Что понятно, ибо обе родились в Аргентине и выступают в основном на испаноязычной сцене. Но не забывают язык своих бабушек и дедушек. Их исполнение – эмоциональное, как и полагается латиноамериканцам, но совершенно профессиональное. И, разумеется, по настоящему аргентинское. Например в небольшом оркестре, сопровождающем Зулли Гольдфарб, присутствует бандонеон, принципиальный инструмент при исполнении танго в Латинской Америке. Дивина Глория предпочитает традиционный еврейский инструмент кларнет, особенно, когда ей аккомпанирует такой виртуоз как Густаво Булгач, тоже уроженец Аргентины, со своим великолепным ансамблем «Клезмер Джус» («Сок клезмеров»). Кстати, прекрасное доказательство того, что от клезмерской музыки до музыки танго – очень небольшое расстояние и многие еврейские композиторы, сочинявшие танго, сочетали в своем творчестве клезмерские традиции с латино американскими ритмами. Несколько слов об известной актрисе театра, кино и телевидения и певице, выступающей под именем Дивина Глория. Её настоящее имя Глория Хансфуерс, она уроженка Буэнос-Айреса (родилась в 1962 году). Сегодня она и Зулли Гольдфарб, которая выпустила два диска с песнями на идиш, один из которых полностью посвящен танго, продолжают традицию. Интересно, что ударным номером у обоих является давно известная песня американского композитора Германа Яблокова «Папиросы» («Купите папиросы»). В свое время, когда она создавалась, в двадцатые годы прошлого века  она совсем не была написана в ритме танго, но видимо её сентиментально-жалостливое содержание понравилось чувствительным аргентинцам и песня превратилась в танго и оно пользуется явным успехом.

Из музыкантов старого поколения надо ещё упомянуть Якова Сандлера. Он – уроженец Румынии, далее переехал в Израиль и, как и его коллеги, много разъзжал по разным странам мира с гастролями. Танго занимали весьма существенное место в его репертуаре, музыку для многих из них он сочинил сам на слова Л. Чибутару (судя по фамилии тоже выходец из Румынии). Упомянем несколько успешных танго, сочиненных и исполненных Я. Сандлером. Ностальгическое танго «Тате, маме» – «Отец, мать», в латиноамериканском стиле «Маргарита», лиричное «Шпил, фидл, шпил» – «Играй, скрипка, играй», меланхоличное «Майн эрстер танго» – «Мое первое танго». Исполнял, разумеется, Я. Сандлер и произведения других авторов. «Гит мир об майн харц цурик» – «Отдай мне обратно мое сердце», автором которого указан Герман Яблоков.

Яков Сандлер foto www.git.novyydisk.ru

Яков Сандлер
foto http://www.git.novyydisk.ru

При всем уважении к Аргентине центром еврейской культуры на языке идиш всегда были Соединенные Штаты. Там жило заметно большее количество евреев, было несравненно больше культурных учреждений и работало куда больше актеров, поэтов, композиторов. Аргентинское влияние скоро дало себя знать и в спектаклях местных еврейских театров (а очень многие из них были музыкальными с пением и танцами) появляются танго. Далее – обычная история: спектакль сходит со сцены, а удачные музыкальные номера продолжают жить своей собственной жизнью. Характерный пример – одно из самых популярных танго на идиш  «Их хоб дих цу фил либ» – «Я так тебя люблю». У него много исполнителей, включая Бенциона Витлера и знаменитого американского оперного певца тенора Жана (Яна) Пирса. Не прошел мимо этого произведения, внеся, правда, в исполнение заметное своеобразие, и знаменитый дуэт сестер Берри. На самом деле это ария из оперетты «Дер катеринщик» – «Шарманщик», поставленной в сезон 1933/4 годов в нью-йоркском «Авеню Театр» и которую исполнил впервые ведущий актер этого театра Юлиус Натансон. И об оперетте и о Ю. Натансоне давно забыли. Музыку сочинил один из ведущих композиторов еврейского американского театра той эпохи, автор одной из самых популярных еврейских песен «Майн штетеле Белц»  Александр Ольшанецкий, родившийся и выросший на Украине, живший и работавший в Харбине (Китай) и оттуда эмигрировавший в начале двадцатых годов в Соединенные Штаты. Стихотворный текст написал актер, поэт и драматург Хаим Таубер, который тоже родился на Украине, начал там свою актерскую карьеру, потом несколько лет жил и работал в Румынии, откуда тоже перебрался в Соединенные Штаты.

Александр Ольшанецкий foto www.milkenarchive.org

Александр Ольшанецкий
foto http://www.milkenarchive.org

Выше упоминались фамилии композиторов Абрахама Левина, Макса Клеттера, Германа Яблокова и Йосефа Румшинского. Об Г. Яблокове многие знают из-за его песни «Папиросн», ставшей затем и танго.  Й. Румшинский, родившийся неподалеку от Вильно, работавший в Польше, затем в Великобритании и оттуда попавший в Соединенные Штаты, это один из наиболее плодовитых композиторов, сочинявших  музыку для американских еврейских театральных трупп. Надо назвать ещё Абрахама (Эйба) Эльщтейна, который родился в эмигрантской семье, но уже в Соединенных Штатах. Талантливый композитор, оставивший большое музыкальное наследство. Есть среди них и танго. «Фаргес мих  нит» – «Не забудь меня». Впервые оно прозвучало в оперетте «Малкеле, дем ребнс тохтер» – «Малкеле, дочь раввина», слова написал Джекоб Джекобс, уроженец Венгрии, автор текстов ко многим песням, включая оригинальный текст далее ставшей знаменитой  «Бай мир бист ду шейн» – «Для меня ты красавица». Первой исполнительницей стала звезда еврейской сцены в Соединенных Штатах и еврейского кинематографа на идиш той эпохи Молли Пикон. «Ойгн! – «Глаза», слова здесь принадлежат Молли Пикон, она же была и исполнительницей. «Х’вел эйбик дих геденкен» – «Я тебя всегда буду помнить», стихотворный текст снова принадлежит Джекобу Джекобсу, правда, с соавтором Исидором Лилианом, а исполнителями стала супружеская пара Песах (Песахке) Бурштейн и Лилиан Люкс. П. Бурштейн, уроженец Варшавы, известный актер, певец и режиссер театра на идиш, работавший в Соединенных Штатах и в Израиле. Упомянем ещё двух людей, причастных к танго, созданным в Соединенных Штатах: только что упомянутый Исидор Лилиан, уроженец Польши, актер, поэт и композитор, написавший тексты для многих музыкальных произвелений, и Сеймур Рексайт (Рехтцайт), актер и певец, уроженец Польши, сын кантора, спевший со сцены и на радио и записавший многочисленные музыкальные произведения на языке идиш. У него в репертуаре целый ряд танго А. Эльштейна: «Их вел вартн ойф дир» – «Я буду ждать тебя», слова этого танго принадлежат И. Лилиану, «Мейделе» – «Девушка», слова Д. Джекобса, «Шварце Ойгн» — «Черные глаза», слова Молли Пикон. Аккомпаниатором Сеймура много раз был Сэм Медоф, уроженец Гомеля, прибывший в Соединенные Штаты в шестилетнем возрасте, учившийся в Джульярдской музыкальной школе, а затем ставший одним из ведущих эстрадных исполнителей и композиторов. Больше он известен под именем Дик Маннинг, которое он стал использовать начав сочинять музыку. Он был руководителем оркестра носившем название «Идиш Свингтет» («Идиш Свинг Оркестр»), исполнявшем еврейскую национальную музыку в ритме джаза и свинга. Вокалистками этого оркестра были знаменитые сестры Берри, стиль исполнения которых вполне соответствовал стилю исполнения оркестра. Сеймур также исполнил несколько танго, сочиненных своим аккомпаниатором. Пример: танго «Шпет бай нахт» – «Поздно вечером», слова принадлежат Мириям Крессин, одной из ведущих актрис театра на идиш в Нью-Йорке, уроженке Польши.

сестры Берри foto www.beauty-things.com

сестры Берри
foto http://www.beauty-things.com

А в Европе ведущей страной в области еврейской культуры на идише была, конечно, Польша. Эта страна почти не уступала Соединенным Штатам ни по количеству живших в ней евреев (в одной столице страны Варшаве их жило около 350 000 человек, практически треть населения города), ни по количеству талантливых еврейских поэтов и писателей, работавших там. Правда, к моменту прихода танго в эти края идиш уже достаточно явно начал терять свое значение как основного языка общения у евреев, они переходили на польский язык, но знание идиша ещё сохраняли  и были как правило двуязычны. Многие поэты и писатели писали на двух языках. Характерный пример — Людвиг Зенон Фридвальд, тот самый, кто написал текст знаменитого танго «То последнее воскресенье» («Утомленное солнце» в советском варианте) и убедил Ежи Петерсбурского сочинить к этому тексту музыку. З. Фридвальд одинаково хорошо владел польским и идишем и писал тексты песен на обоих языках. Последнюю часть своей жизни он, кстати, провел в Тель-Авиве. В двадцатые, а особенно в тридцатые годы прошлого века  танго стало  необычно популярно в Польше, где культурная жизнь била ключом. И среди композиторов, сочинявших музыку в стиле танго, евреев вполне хватало, вот только несколько имен: Ежи Петерсбурский (Мелодиста), братья Артур и Хенрик Голд (они двоюродные братья Е. Петерсбурского, их мать носила фамилию Мелодиста, старой польской семьи клезмеров), Хенрик Варс (Варшавский), Зигмунт Бялостоцкий, Шмуэль Фершко, Фанни Гордон, Шимон Каташек, Зигмунт Карасинский, Конрад Том (Руновецкий). Очевидно они, да и другие писали и музыкальные произведения, включая танго на стихотворные тексты на языке идиш, ибо в стране действовало большое количество еврейских кабаре, театров, клубов. Были и певцы, владевшие языком идиш, среди них Вера Гран и Адам Астон, из числа лучших, кто выступал в Польше. Если В. Гран в предвоенный период была совсем молодой певицей, то Адам Астон был одним из ведущих и самых популярных эстрадных певцов, выступавший с лучшими эстрадно-танцевальными оркестрами страны. Он родился в Варшаве в 1902 году под именем Адольфа Левинзона. Адам Астон владел, кстати, кроме идиша также и ивритом, делая записи на обоих этих языках. При этом, записываясь на иврите он выступал под именем Бен-Леви. К сожалению, не удалось найти его записи на идише, хотя известно, что он записывался в сопровождении оркестра студии звукозаписи «Сирена Рекорд» под управлением известного композитора и дирижера Хенрика Варса (Варшавского). А вот на иврите его можно услышать поющим. Он, кстати, был одним из первых исполнителей знаменитого танго Е. Петербурского «То последнее воскресенье» («Утомленное солнце») и спел его на иврите, но воскресенье в стихотворном тексте было заменено на субботу.

Осталось танго «Ребека». Музыку для которого написал композитор Зигмунт Бялостоцкий, а слова принадлежат поэту Анджею Власту (Густав Баумриттер). Это танго, построенное на хасидских мотивах, было весьма популярно в ночных клубах и ресторанах Варшавы в тридцатые годы. К сожалению, сохранилась лишь польская версия этого произведения в исполнении певицы, которая первой исполнила это танго в 1932 году – Зофии Терне (Вера Хайтер). Оно исполнялось многократно и после войны, но это была уже Польша без евреев и язык исполнения был лишь польский. «Польским» по происхождению является и упоминавшееся выше старое танго «Их хоб цайт, их вел вартен» – «У меня есть время, я буду ждать» (оно было сочинено в 1935 году), ибо оба его автора были жителями Польши. Оно было частью репертуара Б. Витлера, а в наши дни его записала аргентинская исполнительница Зулли Гольдфарб, причем в сопровождении традиционного еврейского кларнета. Поэт, писатель, композитор и певец Эмануэль Шлехтер, написавший стихотворный текст этого танго, вообще больше писал по польски, но одновременно записал как певец целый ряд еврейских песен с оркстрами звукозаписывающих студий «Коламбия» и «Одеон». А вот в Советском Союзе, несмотря на обилие еврейских композиторов, ничего достойного упоминания как-будто создано не было. Несмотря на то что, скажем, в тридцатые и даже сороковые годы ещё существовали театры, игравшие на языке идиш. Два самых популярных в Советском Союзе танго: «Сердце» и «Утомленное солнце» были сочинены композиторами евреями И. Дунаевским (впрочем его авторство музыки оспаривалось) и Е. Петербурским.

Вот вкратце  рассказ о танго на языке идиш. Разумеется, рассказ не полный, ибо трудно охватить полностью столь многогранную тему в небольшой статье, при большом количестве и исполнителей и сочинителей, да ещё в самых разных странах мира. Да ещё при скудости доступной информации. Полный рассказ это книга или, по крайней мере, серия статей. Но цель охватить полностью историю танго на идиш и не ставилась. Цель была лишь напомнить об этом забытом культурном пласте. Сегодня идиш исчезающий язык, количество людей, владеющих им, не велико и исчисляется несколькими десятками тысяч человек (не считая ультраортодоксов,живущих, однако, в полном отрыве от мировой культуры). Но вместе с исчезающим языком оказалась и на грани забвения богатая культура, созданная на этом языке. Идиш считают языком прошлого, зачастую не очень приятного, языком галута, выбрасывая его, а вместе с ним и всё, что с ним связано. И вот это уже достойно сожаления. Особенно, когда речь идёт о музыке, которая всем понятна и не требует перевода. И в числе других музыкальных богатств здесь и еврейское танго. Кстати, танго было весьма популярной музыкальной формой в годы войны, когда евреи находились в тяжелейших условиях концлагерей и гетто и, когда они пытались организовывать там культурную жизнь, то почти всегда звучали танго на идише. Я не касался этой темы, она достойна отдельной статьи. А сегодня всё уходит в прошлое, к которому нет интереса. Можно ли изменить тенденцию?  Разумеется. Посмотрим на Россию. Жил там когда-то в полной неизвестности и никому не нужный и всеми забытый  композитор Оскар Строк. Наконец-то до русских дошло, что это был очень талантливый композитор, прославившийся прежде всего своей музыкой танго. Сегодня, через много лет после его смерти (он умер в 1975 году) его снова оценили по заслугам: исполняются его произведения, издаются диски с записями его танго, пишутся книги и статьи, разбирающие чуть ли не каждый день его жизни, а его пытаются сделать русским национальным композитором. Это верно, что О. Строк учился в консерватории в Петрограде и работал там несколько лет после её окончания, но после революции бежал оттуда в Латвию. В Советском Союзе он нашел убежище в годы войны, но после её завершения немедленно вернулся из России в Латвию. За годы жизни в России  он не создал ничего достойного упоминания, он не сочинял музыку в русском стиле и на его творчество куда сильнее повлияли клезмерские мелодии, звучавшие в доме его отца, чем русские романсы. Недаром одно из лучших танго на идиш «Ву ахин зол их гейн?» – «Куда я должен идти?» на слова польского поэта И. Корнтайера это адаптированная музыка танго О. Строка «Голубые глаза». Стоило изменить слова и получилось настоящее еврейское танго, ставшее пожалуй самым популярным из произведений этого плана на идиш. Хочу заметить, что музыка ряда танго, упоминаемых в этой статье, никак не уступает по красоте музыке О. Строка. Только, к сожалению, остаются они мало известными и почти забытыми. Надеюсь пока.”

Еврейские танго на языке идиш.

 

 

 

 

 

 

 

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: