О еврейской теме в творчестве Шостаковича

Д.Д.Шостакович и В.Э.Мейерхольд foto http://www.jewish.ru/

Д.Д.Шостакович и В.Э.Мейерхольд
foto http://www.jewish.ru/

“…В 1944 году в Новосибирске скоропостижно скончался Соллертинский. Его памяти Шостакович посвятил второе фортепианное трио, использовав в нем пронзительную еврейскую мелодию. Тогда же он занялся написанием партитуры неоконченной оперы своего ученика Вениамина Флейшмана по чеховскому рассказу «Скрипка Ротшильда». Сам Флейшман, ушедший добровольцем на фронт, погиб при обороне Ленинграда.

Эти работы положили начало еврейской темы в творчестве Шостаковича…

Свое продолжение она нашла в самое, казалось бы, неподходящее время – в 1948 году. В январе в Минске по личному приказу Сталина был убит театральный режиссер Соломон Михоэлс. В стране набирала обороты политика государственного антисемитизма. Шостакович в очередной раз был провозглашен антинародным формалистом и уволен из Московской и Ленинградской консерваторий. Именно в это время Дмитрий Дмитриевич написал, что называется, «в стол» вокальный цикл «Из еврейской поэзии», который был впервые исполнен лишь в 1955 году, через два года после смерти вождя всех народов.

Д.Д.Шостакович и И.И.Соллертинский foto www.liveinternet.ru

Д.Д.Шостакович и И.И.Соллертинский
foto http://www.liveinternet.ru

Самоидентификация Шостаковича в трудные для него дни с судьбой притесняемого в Советском Союзе народа вызвана, быть может, не только внешними обстоятельствами жизни композитора. Интонационный строй его музыки всё теснее смыкается с еврейским мелосом – мелодическим языком. В Десятой симфонии впервые появляется «фирменная» звуковая монограмма Шостаковича: чередование ре – ми бемоль – до – си, что в буквенной системе обозначения нот выглядит как DEsCH (D – первая буква имени и SCH – первые буквы его фамилии по-немецки). Эта последовательность звуков необыкновенно характерна как для его собственного музыкального языка, так и для звукоряда еврейских песен.

Итогом развития еврейской темы стала первая часть Тринадцатой симфонии, написанной для баса с оркестром на слова знаменитой поэмы Евгения Евтушенко “Бабий Яр”. И хотя о личном отношении Шостаковича к «еврейскому вопросу» до сих пор говорят разное, своей музыкой великий композитор недвусмысленно обозначил свои взгляды как на антисемитизм, так и на любое другое проявление бесчеловечности.

А что же товарищ Сталин, спросите вы? Товарищ Сталин, возможно, имел основания ждать посвященную ему по случаю победы над Германией грандиозную Девятую симфонию Шостаковича с хором и солистами, наподобие Девятой симфонии Бетховена. Но Девятая Шостаковича оказалась миниатюрной лирико-гротескной, явно не славящей отца народов. Правда, в 1949 году, уже после поездки в США, Шостакович воспел Великого садовода в своей оратории «Песнь о лесах», принесшей ему очередную, и не последнюю, Сталинскую премию. Посвященную ему симфонию Дмитрия Дмитриевича Иосиф Виссарионович получил уже после смерти. Это была Десятая симфония. На ее титульном листе, разумеется, не было имени Сталина. Но, по словам самого Шостаковича, в агрессивно-безумной музыке второй части он дал портрет почившего генералиссимуса. А в финале симфонии явственно слышно, как автор не без удовольствия постукивает по гробу вождя нотами своей по-иудейски звучащей монограммы…”

http://www.jewish.ru/style/music/2016/09/news994335611.php

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: