Спасение Лазара-Хария Циммерманиса

Иосиф Рочко foto www,grani.lv

Иосиф Рочко
foto www,grani.lv

Иосиф Рочко,
директор музея “Евреи в Даугавпилсе и Латгалии”

 

СПАСЕНИЕ ЛАЗАРА-ХАРИЯ ЦИММЕРМАНИСА

 

Лазарс – Харийс Циммерманис. Харийс – это латышское имя, Лазар – еврейское. Почему такое странное двойное имя? История – удивительна. Дедушка Лазара- Хария – Симан Яковлевич  Циммерман  был известным  портным,  владельцем швейной мастерской  и магазина на Аспазияс, 10 в Риге. Оба его сына: Борис и Соломон получили прекрасное образование. Борис Циммерман (1902г., Двинск – 1974г., Рига)  окончил реальное  училище  в Двинске. Во  время Первой  мировой войны семья  переехала в Витебск,  а после её  окончания – в Ригу. Здесь  Борис начал учёбу  в Рижском Политехническом институте. Однако он был исключён с третьего  курса  за драку с членами  одной из студенческих  корпораций. Он переехал  во  Францию, окончил электротехнический институт в Гренобле. А затем в Париже – в Сорбонне получил специальность инженера-электрика. Соломон не  отстал от  брата,  окончив горный  институт в Льеже.

После возвращения  из  Франции отец с сыновьями  основал текстильную фабрику «Текстилиана» («Tekstiliāna»).  Борис женился на  Раисе Лазаревне Бакшт (её матерью была Мария Рочко из Двинска) (1912г. – 1941г., погибла в гетто).  В 1937 г.  в семье  родился сын  Лазар. Однако брак оказался не слишком счастливым. Вскоре молодые  разошлись.  Сын  остался жить с отцом. Его воспитанием занималась няня Мальвина Фрицевна Муйжниеце (1899г. – 1982г.), латышка, фактически ставшая  матерью еврейского  ребёнка.

14 июня 1941 года принесло страшное   горе в состоятельную семью Циммерман. Были депортированы  Симан Циммерман, его сыновья Борис и Соломон. Б. Циммерман  получил пять лет,  а его брат Соломон – десять лет.  Конечно,  обвинения были стандартными:  социально опасные элементы. Но  почему родные братья получили разные  сроки?  Оказывается Соломон был не  только  социально опасным элементом, но и «опасным контрреволюционером»:  играл в карты в  еврейском клубе, а также был членом  охотничьего   общества, а посему владел охотничьим ружьём.

А вот четырёхлетнего сына Бориса – Лазара с  няней  Мальвиной не  тронули. Она, схватив ребёнка,  бросилась на станцию Торнякалнс.[1] Там   происходила погрузка в вагоны для скота «социально опасных» элементов. Мальвина Муйжниеце с ребёнком металась  по вокзалу в  поисках  Жаниса Спуре, второго  секретаря ЦК КП Латвии. Ж. Спуре дружил с Борисом Цимерманом.  Последний жертвовал деньги  МОПРу (Международная организация  помощи рабочим).   В Латвии эта организация  называлась «Sarкanā palidzība» (Красная помощь). М. Муйжниеце нашла Ж. Спуре, который был  против  высылки Б. Цимермана.  Однако найти Б. Цимермана в этой суматохе не удалось. А вот Б. Цимерман, как  выяснилось позже, видел своего спасителя. Почему не окликнул?  Во-первых, боялся за  Мальвину и сына Лазара.  Не  было никакой гарантии, что их не  отправят в ссылку. Во-вторых,   конечно, он был горько обижен на  новую власть. На помощь левым с его стороны она  ответила конфискацией фабрики и арестом.

Семья Циммерман попала в Соликамск  (Усть-Сольлаг). Братья Борис и Соломон выжили, работали на лесоповале. Б. Циммерман в лагере оказался в очень   приличной компании. Его соседями по  нарам оказался математик Н. С. Кошляков,[2] бывшие послы СССР в Испании и Персии. Так что заключённый смог освоить испанский и фарси. А вот их отец – портной  Циммерман Симан  Яковлевич  (25. 09. 1875,  Динабург – 17. 04. 1946 Соликамск) не выдержал страданий  сталинского лагеря.

М. Муйжниеце поняла, что оставаться в Риге стало опасным, могли прийти и за Лазаром. Она с ребёнком  уехала из Риги. Мальвина Фрицевна с Лазаром жили в Лимбажском районе у двоюродной сестры спасительницы Минны. Началась война, и в начале июля 1941 года нацистские войска оккупировали всю Латвию. Вскоре какой-то «доброжелатель» доложил и новые оккупационные власти стали интересоваться светловолосым латышским мальчиком Харием с чёрными глазками. Видимо, кто-то донёс, что Мальвина прячет еврейского ребёнка. Её вызывали, допрашивали, избивали. Но она держалась твердо, утверждая, что ребёнок – её родной сын. Однажды немецкий офицер посоветовал Мальвине подать заявление в суд, и тогда от неё отстанут. Трудно сегодня проверить, состоялся ли суд или рассмотрение дела было отложено. Но  М. Муйжниеце с ребёнком перебралась на другой хутор, где батрачила и заболела. У нее обнаружили камни в желчном пузыре. Пришлось им с мальчиком переехать в Ригу. Поселилась спасительница у своих двоюродных сестёр Эммы и Хелены. Конечно, сёстры понимали, чей это ребёнок. Операцию М. Муйжниеце сделал профессор Паул Страдынь.[3] Однако оставаться в большом городе было опасно. Уехали к матери Мальвины Кристине и родной сестре Марте в Валгунду. Недалеко от этого места проживала ещё одна родная сестра Мальвины – Анна (18 км от Елгавы).

Несмотря на смертельную опасность и болезни, Мальвина Фрицевна не только вырастила мальчика, но и занималась с ним. Его родным языком стал латышский. Осенью 1944 года линия фронта проходила в районе Елгавы. Район несколько раз переходил из рук в руки. Пришлось прятаться от бомбёжек в бункере. Туда же прибежал и муж Марты – Антон, дезертировавший из немецкой армии. Еврей и легионер в одном бункере! Но каждый хотел выжить. Марта и Антон оставили бункер, и ушли в лес, надеясь спастись. А вот Мальвину Муйжниеце и Лазара – Хария, как и других жителей, нацисты решили спасти от наступающей Красной армии. Их повезли в Рагациемс, чтобы затем отправить в Германию. Затем повезли в Дундагу. Последний день нацистской оккупации запомнился Харию тем, что сердобольный немецкий офицер подарил мальчику коня. На следующий день в Дундагу вошла Красная Армия. [4]

Так Мальвина Фрицевна Мужниеце спасла еврейского мальчика. Говорят, что не та мать, которая родила. Она не только воспитала, она спасла ребёнка, подвергая опасности себя, своих сестёр, свою мать.

После войны Лазарс – Харийс за два месяца окончил трёхгодичную Валгундскую школу, затем среднюю школу в Кулдиге с золотой медалью. Медаль не дали, т.к. он был сыном политрепрессированного. Диплом об окончании школы «торжественно» вручила уборщица, т.к. директор был в отпуске.

После войны Борис Циммерман досрочно вернулся в Ригу, но прописаться в городе не мог, будучи репрессированным. Работал главным инженером текстильной фабрики «Kuldīgas tūki». Женился на спасительнице сына – Мальвине. В 1949 году в связи с новой волной репрессий был уволен с работы.[5] Работал на тяжёлых земляных работах, копал канавы, голодал. Репрессивная машина никак не могла оставить в покое свои жертвы. Лишь в 1950-е годы смог переехал в Ригу, где начал работать.

Лазарс-Харийс Циммерманис после окончания школы пытался поступить в Московский Энергетический Институт, в Латвийский Государственный Университет. Но депортация отца стала препятствием для юноши. Молодой человек  уехал в Москву, окончил Московский инженерно-технический институт им. Куйбышева. Затем переехал в Челябинск, где  работал в Уральском филиале Академии строительства и архитектуры. За Уралом детей репрессированных не преследовали. И только в 1979 году талантливый учёный Лазарс-Харийс Циммерманис вернулся в Ригу. Преподавал в Рижском Политехническом институте (ныне Рижский технический университет), работал в ЛатНИИ строительства. Л. Х. Циммерманис – хабилитированный  доктор инженерных наук, доктор технических наук, автор 8 монографий, 232 научных работ, 163 изобретений. Его работы посвящены термодинамике сорбции, структурообразованию, массопереносу, проблемам космогонии.

cimmermanis

Так в судьбе Лазара-Хария Циммерманиса переплелись развал семьи, депортации, Холокост, мытарства послевоенных лет. Выжил благодаря мужеству Мальвины Фрицевны Муйжниеце, вне сомнения, заслуживающей высокого звания Праведника народов мира.

К сожалению, обращение автора материала в Яд Ва-шем ни к чему не привели.

 

Примечания:

[1] 14 июня 1941 года со станции Торнякалнс, что на окраине Риге, в Сибирь были отправлены жертвы депортации. В этот день в Сибирь были высланы более 14 тысяч человек.

[2] Кошляков Николай (1891 – 1958), советский учёный – математик, член корр. АН СССР, Основные работы по теории высших трансцендентных функций и дифференциальным уравнениям математической физики.

[3] Страдынь Паул (1896 – 1958), знаменитый латвийский хирург, онколог, профессор, член корр. АМН СССР, основатель музея истории медицины Латвии. Во время немецкой оккупации за принципиальные взгляды был отстранён  от работы.

[4] Дундага – посёлок, находящийся в Курземе.  В 1944 – 1945 годах здесь находился «Курземский котёл», где в окружении находились немецкие дивизии и латышская дивизия СС (легион). Курземский котёл существовал до 9 мая 1945 года.

[5] 25 марта 1949 г. в Латвии происходила вторая депортация. В Сибирь было вывезено более 42 тысяч человек.

 

 

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: