День рождения у Гершона Бреслава. Поздравляем!

Гершон Бреслав

Гершон Бреслав

Сегодня празднует День рождения профессор Гершон Бреслав.

Доктор психологических наук, хабилитированный доктор Латвии по психологии. Ассоциированный профессор Балтийской международной академии. Родился 22.06.1949 в Риге. Закончил факультет психологии МГУ им.Ломоносова (1971), там же защитил кандидатскую (1977) и докторскую диссертации (1991). С 1978 года по настоящее время занимается научно-исследовательской деятельностью и преподает в разных вузах Латвии.

Гершон Бреслав – активный участник мероприятий, проводимых обществом “Еврейское культурное наследие” имени Макса Гольдина. Будучи руководителем клуба еврейской интеллигенции “Давар”, он всегда откликается на предложения принять участие в различных обсуждениях, “круглых столах”, дискуссиях. Когда дискуссию ведет Гершон Бреслав, то можно не сомневаться в том, что будут затронуты интересные и животрепещущие темы. Дискуссия может быть острой, но каждый ее участник получит возможность высказать свою точку зрения и представить свою аргументацию!

Гершон Бреслав – тонкий ценитель музыки. Его часто можно увидеть на концертах, организуемых обществом имени Макса Гольдина. Среди исполнителей, сотрудничающих с нами, у Гершона есть свои фавориты! А не стоит и говорить, насколько важно для певца и музыканта “своя” публика в зале, которая благожелательно его примет и поддержит. Вместе с тем Гершон готов и покритиковать! Но замечания эти всегда высказываются корректно и со стремлением помочь исполнителю в дальнейшем совершенствовании его интерпретации!

Поздравляем с Днем рождения! Желаем крепкого здоровья, благополучия, творческих успехов! Мазал тов! Ждем новых обсуждений, дискуссий, интересных тем! И новых статей! Ведь, в добавление к вышесказанному, профессор Гершон Бреслав активно сотрудничает с нашим сайтом. 

Предлагаем вниманию читателей одну из последних его статей, предложенных им для сайта.

 

Общество “Еврейское культурное наследие” имени Макса Гольдина

 

Гершон Бреслав.

ДОЖДЕТСЯ ЛИ ЛАТВИЯ СВОЕГО САНДЕРСА?

 

Политическая жизнь Латвии разочаровывает всё чаще. Интриги и коррупция в партиях правящей коалиции. Новое правительство Мариса Кучинского с точностью до трёх человек напоминает предшествующее правительство и ничего хорошего, судя по всему, не сулит жителям Латвии. Власть «правых» этнократических партий оставляет мало надежд на введение прогрессивного подоходного налога, переноса налогового бремени с производства на потребление, и обеспечение доступного всем здравоохранения. По-настоящему левых, социально-ответственных партий у нас еще не появилось, ибо главным политическим водоразделом остается этнический вопрос и темы от него производные.  В результате, большинство имеющих право голоса голосует за «своих», хотя все «свои партии» позиционируют себя как правые партии, которые по определению не ориентированы на нужды трудящихся и на социальную справедливость.

Марис Кучинскис foto www.baltnews.lv

Марис Кучинскис
foto http://www.baltnews.lv

Не дозрели латвийские жители до такой роскоши в политике как социальная справедливость, что означает не просто равенство всех перед законом, чего также в Латвии не наблюдается, но и справедливую систему оплаты труда и справедливую систему социального обеспечения и управления. А нет такой системы, нет и особого желания у жителей платить все налоги, поддерживать местного производителя и вообще быть патриотами. А плохой сбор налогов, в свою очередь, создает проблемы в реформировании системы здравоохранения, социального обеспечения, безопасности и образования. Тем самым реформы, обещанные уже почти 10 лет назад, так и остаются обещаниями политиков. В образовании всё ограничилось закрытием убыточных школ, а в здравоохранении в очередной раз ждут обещанных дешевых лекарств и всем доступных процедур медицинской диагностики.

Конечно, всегда можно оправдать произошедшее отметив, что уход от «развитого социализма» советского времени чреват болезнью правизны. Поэтому неизбежно маятник политических симпатий качнулся в сторону правых, консервативных партий. Но это не факт. У наших соседей в Литве долгое время после восстановления независимости у власти были партии социалистического толка, да и в других странах Центральной Европы такое происходит регулярно. Также и в некоторых странах Западной Европы социалисты время от времени приходят к власти (Португалия, Франция, Дания и др.). К тому же вообще под вопросом сам факт – жили ли мы в советское время при социализме. Уж очень советское общество было далеко от социалистических идеалов. В частности, социализм, согласно всем работам по политической философии 19 и 20 века, вовсе не отрицает частной собственности на средства производства и предполагает в обязательном порядке реальное участие народа в управлении страной, чего в Стране Советов не было с самого начала. Принимать участие в выборах советские люди могли, но выбирать – нет, вплоть до периода полураспада советской системы – или перестройки.

Что и говорить об участии народа в принятии судьбоносных решений в Стране Советов?! Демонстрации рабочих в 1918 году, также как и крестьянские бунты были жестоко подавлены Лениным, и создание концентрационных лагерей для исправления недовольных властью большевиков тоже было инициировано им. Так что у Сталина были вполне весомые основания считать себя продолжателем дела Ленина. В создании репрессивного аппарата он явно превзошёл учителя. Более того, Ленин и представить себе не мог, что репрессии помогут провести тотальную индустриализацию России руками зеков и превратить отсталую крестьянскую страну в военно-индустриальную страну победившего номенклатурного псевдо-коммунизма. Если ленинско-сталинское правление можно было назвать, в основном, военной псевдо-коммунистической диктатурой, то после смерти вождя страна медленно перешла к номенклатурному псевдо-коммунизму, также построенному на основе симбиоза партийной номенклатуры и военно-карательного аппарата.

Западные регионы, только в 1940 году присоединенные к Стране Советов, были и наиболее ненадёжными в отношении лояльности к советской власти. Неважно как мы будем это называть – оккупацией или аннексией, суть останется неизменной – присоединение было насильственным,  и народным выбором жителей Балтийских стран в 1939-1940 годах и не пахло. Договоры о «взаимопомощи», подписанные тогда руководителями Балтийских стран, были по сути ультиматумами Советского Союза. Сталин, благодаря пакту Молотова-Риббентропа, пользовался моментом для советской экспансии на запад. Последующее негативное отношение жителей к советской власти обострялось и тем, что репрессии 1940-1941 года проходили весьма интенсивно и затрагивали не только элиту общества. Захват Крыма российскими войсками  в 2014 году тоже был насильственным и не был результатом народного выбора, но тут хоть обошлось без человеческих жертв, и по некоторым социологическим данным можно говорить о поддержке этого захвата большинством населения. Совсем другое положение было в Латвии, Литве и Эстонии, также как и в других странах и регионах, занятых советскими войсками в 1940 году.

После окончания Второй мировой войны зона экспансии Советского Союза распространилась на многие страны Восточной Европы, которые превратились в страны-сателлиты. Выборы в этих странах также надолго превратились в формальную процедуру, что резко контрастировало с социалистическими ярлыками, используемыми в политике руководства этих государств. Правда, в некоторых странах руководству удалось добиться от Москвы некоторых послаблений в разрешении частной собственности в сельском хозяйстве и в сфере обслуживания, но реальные политические права так и не были предоставлены почти до распада Варшавского пакта. Эта организация, созданная в 1955 году, представляла военно-политическое объединение Советского Союза и стран-сателлитов, и просуществовала почти до распада СССР  в1991 году. Именно это объединение являлось главным инструментом гегемонии Советского Союза в странах Центральной и Восточной Европы, средством контроля и подавления народных выступлений, как это случилось в 1956 году в Венгрии и в 1968 году в Чехословакии.

В процессе распада Советского Союза, который начался уже в период перестройки (1985-1991), эти страны начали постепенно восстанавливать основы демократической жизни, а уже в 1990 году ГДР объединилась с ФРГ и превратилась в часть ее демократической системы. Появление реальной политической оппозиции в этих странах быстро привело к тому, что лидеры ведущих коммунистических партий или быстро «перекрасились», т.е. перестали быть проводниками просоветской политики и поменяли название своей партии, или потеряли политическое влияние. Даже в самой России компартия с потерей привилегированного положения быстро потеряла свою ведущую роль и вскоре превратилась в партию пенсионеров.

Естественно, что там, где не было таких быстро перекрасившихся сильных лидеров как Бразаускас в Литве, новые политические лидеры старались обозначать свои политические приоритеты как правые и консервативные. Это никак не соответствовало потребностям тех, кто представлял электорат этих партий, ибо уровень доходов большинства населения оставлял желать лучшего, а значительная часть производства в результате распада СССР и прекращения госзаказа была разрушена. Особенно сильно это коснулось Латвии, где многие наиболее крупные предприятия не могли выжить без этого госзаказа. Однако, опьяняющий воздух свободы от Москвы долгое время позволял создавать политические партии, не особо заботящиеся о развитии производства и о нуждах простых людей, а думающих лишь о своих функционерах.

В начале восстановления независимости единственная в Латвии социал-демократическая партия Боярса-Диневича объявила себя левой, но оказалась не только весьма этнократической, но и не очень-то социально-ответственной. Это поставило крест на ее будущем, так же как и на будущем многих других политических партий, ушедших в небытие. В результате этой этнической логики либеральная партия Урбановича-Юрканса, представляющая в значительной степени именно интересы русскоговорящей, но достаточно пёстрой по социально-экономическому статусу части населения, будучи постоянно оппозиционной, вынуждена была занять пустое место левого крыла в политическом спектре Латвии и даже кооперироваться с более радикальными левыми партиями, типа партии Рубикcа. Нельзя сказать, что это ее сделало весьма социально ответственной, но в отдельных городах (Рига, Резекне) ее управление оказалось эффективным по некоторым направлениям.

Практически для всех партий образцом для подражания были страны Западной Европы, а ориентиром внешней политики – США – флагман НАТО и блюститель демократии во всём мире. Это вовсе не значит, что внутренняя политика строилась по американским или немецким образцам. Вовсе нет. Брюссель с большим трудом вынудил латвийский истеблишмент начать серьёзную борьбу с коррупцией и произволом бюрократии, что дало известные плоды. А налоговая политика и сейчас не носит справедливого характера для большинства и не очень способствует развитию производства и легального бизнеса. Американский акцент налоговой политики на сфере потребления не очень вдохновляет латвийских политиков, чему есть и объективные причины.

Появится ли в Латвии партия, которая не только объявит себя социально-ответственной, но и начнёт действовать в соответствии с этой декларацией? Время покажет, однако для этого нужны и соответствующие лидеры, для которых общественные интересы будут важнее собственных. С такими лидерами плохо не только в нашей маленькой стране, но и в мире. Тем не менее, всё не так беспросветно, как кажется. Сейчас именно на территории флагмана демократического мира происходят события, которые могут привести к серьёзному пересмотру многих идеологических стереотипов и политических ориентиров.

Барни Сандерс foto www.nation-news.ru

Барни Сандерс
foto http://www.nation-news.ru

Уже в самом начале выдвижения кандидатов в президенты США на партийных праймериз в начале 2016 года произошли удивительные события. Если в стане республиканцев выдвижение миллиардера Трампа среди большой группы не очень ярких политиков можно было объяснить его личной популярностью «своего правдивого парня», то в стане демократов явный национальный фаворит Хиллари Клинтон вдруг оказалась на грани поражения в соперничестве с малоизвестным пожилым сенатором Берни Сандерсом. Известность, политический опыт, ораторское мастерство и финансовая поддержка спонсоров демократической партии – всё было на стороне Клинтон. Мало того, что Сандерс уступал ей по всем статьям, он еще сам называл себя социалистом, что долгое время в США воспринималось как желание превратить свободную демократическую страну в подобие тоталитарного Советского Союза, т.е. воспринималось подавляющим большинством американцев как красная тряпка для быка.

Однако многие сторонники демократической партии стали поддерживать Сандерса, потому как увидели, что он действительно хочет вернуть этой партии статус другой партии, отличной от республиканцев, вернуть ее к ранее более явственной социально-ответственной идеологии и политике. Ибо к данному моменту внутренняя политика демократов, не считая провалившейся реформы медицинской системы, принципиально не отличалась от политики республиканцев. Независимо от того, станет или нет Сандерс новым президентом США, его успехи на праймериз не пройдут бесследно. Американскому истеблишменту придется учитывать интересы значительного числа граждан и предлагать более социально ответственную политику, где государство будет действительно служить не интересам корпораций и политических партий, а интересам большинства жителей Америки.

Появится ли в Латвии свой Сандерс? Хочется верить, что появится, особенно тогда, когда появятся его потенциальные сторонники, для которых ценность социальной справедливости будут выше личных и групповых интересов.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: