Памяти Михаила Козакова

Пять лет, как на нет с нами замечательного актера и режиссера Михаила Козакова, подарившего нам «Покровские ворота», Зуриту в «Человеке-амфибии», Шейлока в «Венецианском купце».

 “…Рига. Съемки натурных эпизодов. Ах, какое это было славное для меня время! Ни одной трудной игровой сцены, знай обнашивай красивые костюмы, сшитые легендарным портным Затиркой. А репетиции в номере Михаила Ильича! Именно там, в Риге, он прошел со мной всю роль. И потом, в Москве, репетировал уже только перед камерой. Ромм в павильоне полагался на мою актерскую неискушенность, первоощущение, не хотел меня ни на что натаскивать. Впоследствии он писал, характеризуя меня для тарификации: «Михаил Козаков проявил в этой работе не только высокую одаренность и интуицию, но и отличные профессиональные качества. По существу, роль сделана Козаковым самостоятельно, при очень небольших режиссерских коррективах, не выходящих за пределы ничтожных оттенков…» Не скрою, лестно читать такое о себе, пусть даже в характеристике для тарификации на ставку двадцать рублей, но, конечно же, рельсы, по которым я ехал, были старательно и терпеливо проложены Михаилом Ильичом.

Весь съемочный период я был в превосходном настроении. Эффектный сценарий, хорошая роль, замечательный режиссер. Все три компонента, необходимые для актерского счастья. А партнеры какие! Комиссаров, Плятт, Штраух… Но совсем иное настроение было у Михаила Ильича. Роль Мадлен Тибо тревожила его. Он много работал с Элиной Быстрицкой, но дело не шло: вероятно, актрисе просто не хватало жизненного опыта. (Впоследствии она сыграла Аксинью у Сергея Аполлинариевича Герасимова и имела большой зрительский успех.)…”

http://fanread.ru/book/9764354/?page=2

Фрагмент “Покровских ворот” – одной из самых ярких лент, поставленных Михаилом Козаковым – режиссером:

Вдова актера Анна Козакова рассказывает, в чем крылась причина страхов и депрессий актера, как это сказывалось на творчестве и отношениях и почему он под конец жизни вновь вернулся в Израиль:

Большинство из нас знает Михаила Козакова бесконечно талантливым, доброжелательным, очаровывающим даже в игре отрицательных персонажей, как это было в «Убийстве на улице Данте» или в «Человеке-амфибии». Каким, помимо этого, знали его вы? Каково это все-таки было именно с женской стороны – извините за банальную постановку вопроса – жить с человеком такого масштаба?
Для меня это до сих пор остаётся вопросом – каким был Козаков. Наверное, таким, каким он был в восприятии разных людей. То есть разным. Это вообще трудно – отделить публичное от личного. Особенно в этой профессии. Но могу сказать из своего опыта работы с самыми разными актерами, что Михаил Михайлович никогда не был только актером. Это знают все, кто с ним когда-либо общался. Он вобрал в себя практически всё: блестящий мемуарист, писатель, режиссёр, создавший культовые фильмы, разноплановый актёр:

http://www.jewish.ru/culture/cinema/2016/04/news994333579.php

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: