Переселение народов и терроризм

foto kirsan.ucoz.com

foto kirsan.ucoz.com

 

Гершон Бреслав

(Заметки размышляющего).

 

“В майской статье 2015 года “Об исламском радикализме и войне цивилизаций” я предположил, что «мишенью терроризма поочерёдно будут становиться все страны европейской культуры». К сожалению, этот пессимистический прогноз подтверждается. На очереди оказалась Бельгия, которая стала более решительно преследовать радикальных исламистов. Взрывы, прогремевшие в аэропорту Брюсселя и на станции метро, не только отняли жизнь у многих простых людей, никак не задействованных в полицейских операциях, но и на время парализовали жизнь всего Брюсселя и ЕС. При этом, руководство ЕС последние недели было занято проблемой беженцев и непростыми переговорами с Турцией по поводу обратного принятия экономических мигрантов из стран и регионов, не затронутых войной. Связано ли усиление исламского терроризма с массовой миграцией из стран Африки и Азии в Европу?

Скорее всего, эта связь носит непрямой характер, ибо у этих двух явлений есть общие корни, рассмотренные уже в майской статье. В ней утверждалось, что именно мировая паутина Интернета оказалась решающим запускающим фактором массового недовольства угнетенной части населения исламских и других стран, которое стало выражаться как в виде вооруженного сопротивления, так и в виде «голосования ногами». При этом совершенно неслучайно в той статье эпиграфом поставлен афоризм Козьмы Пруткова «Где начало того конца, которым оканчивается начало?!». Как мы знаем, вовсе не ИГИЛ ввело в обиход методы терроризма, и само ИГИЛ, скорее всего, стало реакцией на дискриминацию в Ираке ранее привилегированных суннитов. Таким образом, свержение американцами Саддама Хусейна привело к последствиям, которые, конечно же, администрация США никак не желала и даже не прогнозировала. Однако, и предшествующее появление Аль-Каиды также не может быть понято без долговременной американской военно-политической и культурной экспансии в исламском мире.

Тем не менее, военно-политическая экспансия США происходила и раньше, но ее восприятие до появления мировой паутины не было столь болезненным. Причины этой болезненности хорошо понятны. Интернет стёр границы не только между странами, но между социальными группами, исповедующими разные религии и ведущие разный образ жизни. Для достаточно закрытых и традиционных исламских стран это ничем не ограниченное информационное пространство выступило в качестве вполне реальной и глобальной угрозы не только их ценностям и образу жизни, но и самому их существованию.

Лет тридцать назад подавление сирийским режимом протестов дискриминированной части общества прошло бы незамеченным или вызвало бы лишь короткие комментарии в европейских СМИ. Теперь все эти протесты мгновенно стали содержанием социальный сетей. В свою очередь, властям во многих исламских странах пришлось как-то на это реагировать. Это и привело к многолетней войне, ибо разные религиозные и этнические группы в Сирии смогли получить поддержку тех стран, где представители этих групп находятся у власти. Оппозиция получила также поддержку от ЕС и США, в результате чего Сирия превратилась в длительную арену боевых действий. В свою очередь, бегущие от войны сирийцы превратились для Турции и других соседних стран в реальную проблему.

Однако, было бы неверно связывать поток миграции в Европу только с военными беженцами из Сирии. Географическое представительство этих мигрантов включает как исламские страны от Марокко до Пакистана и Бангладеш, так и многие африканские, в т.ч. и такие немусульманские страны как Эфиопия или Южный Судан. ЕС относит всех этих мигрантов к категории экономических мигрантов и склонен препятствовать этому потоку. Однако, в то же время, декларируемые в ЕС гуманистические ценности вынуждают правительства ведущих стран искать компромиссы между запретами и ценностями и вводить дополнительные условия приёма и квоты не только для сирийских беженцев.

Естественно, что жителей стран ЕС беспокоят не только опасности исламского радикализма, но и размеры этой миграции. Последнее грозит существенно изменить социально-демографический состав многих стран и воспринимается не только как угроза безопасности людей, но и как социально-экономическая и культурная угроза. Достаточно терпимые и гостеприимные немцы и то не выдержали почти миллионной массы мигрантов, высказав свое недовольство политикой открытых дверей канцлера Меркель на местных выборах в трёх регионах Германии. Крайне правые завоевывают все большее влияние как в Германии, так и в других странах ЕС. Один из основных факторов этого влияния – страх перед миграцией из исламских стран.

Migrants and activists scuffle with police officers after French authorities started to clear out makeshift camps in the English Channel port city of Calais, northern France, housing hundreds of illegal migrants from Syria, Afghanistan and Africa, Wednesday, May 28, 2014. French media reports say that Calais authorities wanted the camps cleared out because of a scabies epidemic. (AP Photo/Thibault Vandermersch)

(AP Photo/Thibault Vandermersch)

Основания для таких опасений вполне очевидны – это волна реального терроризма. Как известно, терроризм черпает свой социальный ресурс в старых странах ЕС, чаще всего, из мигрантов второго или даже третьего поколения, что также говорит об известной неэффективности интеграционной социальной политики этих стран. Известная часть этих иммигрантов так и не овладела языком принявшей их страны и живет лишь в рамках общины своих соплеменников. Хотя в ряды террористов попадает явное меньшинство выходцев из мусульманских стран, однако, судя по всему, можно предполагать, что достаточно большая часть остальных единоверцев им симпатизирует, по крайней мере больше, чем немусульманским жителям и власти, и закрывает глаза на их преступные действия.

При этом, вряд ли вызывает сомнение тот факт, что вся нынешняя волна миграции носит чисто социально-экономический характер, ибо и беженцы из зон боевых действий могли бы остаться в достаточно безопасных турецких лагерях. Выходцы из бедных и/или деспотических стран хотят для себя и своих детей другой, более сытой и благоустроенной жизни, которую они увидели на уровне американских и европейских фильмов, где все равны перед законом и могут себе позволить то, о чём жители мусульманских стран могли только мечтать. При этом, однако, они вовсе не склонны принимать европейские ценности и стараются сохранить не только веру предков, но и предшествующий образ жизни.

Так что и полное восстановление мира в Сирии, до чего также еще далеко, не остановит переселение из Африки и Азии в Европу, что вполне закономерно с точки зрения закона Мальтуса о перенаселении. Если на белую женщину репродуктивного возраста в странах Европы, где имеется перепроизводство продуктов питания, приходится в среднем 1.5-1.8 ребёнка, то во многих странах Азии и, особенно, Африки, где часть населения голодает, женщина в среднем рожает 4-5 детей. Производство продуктов в странах Африки явно отстает от роста народонаселения, что усиливает конфликты за источники питания между разными группами и племенами. Понятно, что миграция в места более безопасные и обеспеченные продуктами питания видится жителями многих стран Африки и Азии наилучшим выходом. Ради этого они готовы идти на известные жертвы и искать прибежища в наиболее богатых странах, готовых их обеспечивать в течении длительного времени.

Однако, европейцы, неспособные к таким темпам репродукции, тем не менее хотят сохранить свою культуру и свою систему ценностей, что вызывает известные сомнения в случае достижения неевропейской частью населения критической массы в странах Западной Европы. К этому уже близки Франция, Британия и Германия. Именно в районах наибольшей концентрации мусульман чаще происходит исход христианского населения и антисемитские акты. Одновременно с увеличением числа таких беженцев растет и недовольство местных жителей, которое вынуждено учитывать центральная и региональная власть. По мере ужесточения условий приёма в наиболее богатых странах беженцы будут искать возможности убежища в других странах. Тогда наступит очередь и Восточной Европы, где также существуют серьёзные демографические проблемы, а в будущем ожидается и недостаток рабочей силы. Именно внешняя миграция может оказаться одним из вариантов решения этих проблем.

Если трезво смотреть на возможности притока новых мигрантов в страны Восточной Европы, то понятно, что проще всего было бы принимать украинцев и молдаван, но вьетнамцы или китайцы также выглядят предпочтительней выходцев из мусульманских стран. Пока Латвия занимала достаточно жесткую позицию в предоставлении вида на жительство экономическим мигрантам, что вряд ли оправдано в условиях неизбежности приема «сирийских беженцев» и угрозы исламского радикализма. Гораздо правильнее было бы начать создавать долгосрочную основу для эффективной адаптации и интеграции экономических беженцев, в соответствии со стратегическими интересами развития Латвии.

Пока правящие партии озабочены лишь своими текущими интересами и долговременные перспективы их не слишком волнуют. Их устраивает позиция «не пущать» настолько, насколько возможно, а интеграцию ограничивать курсами латышского языка, за которые платит ЕС. Понятно, что этого вовсе недостаточно и замкнутый круг ксенофобии сохраняется. Необходимо создание специальной государственной программы развития мультикультурного общества, где освоение мигрантами латышской культуры будет сопровождаться освоением латвийскими жителями новых языков и культур. Только в этом случае можно надеяться на создание в Латвии конструктивного симбиоза культур, как это достигнуто в Северной Америке, где достижения европейской культуры продолжают занимать достойное место.”

 

Об авторе.

Гершон Бреслав

Гершон Бреслав

Гершон Бреслав. Доктор психологических наук, хабилитированный доктор Латвии по психологии. Ассоциированный профессор Балтийской международной академии. Родился 22.06.1949 в Риге. Закончил факультет психологии МГУ им.Ломоносова (1971), там же защитил кандидатскую (1977) и докторскую диссертации (1991). С 1978 года по настоящее время занимается научно-исследовательской деятельностью и преподает в разных вузах Латвии.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: