Семен Шпунгин: глазами современника

Семен Шпунгин foto http://www.newswe.com/

Семен Шпунгин
foto http://www.newswe.com/

      Недавно вышла в свет книга воспоминаний бывшего узника даугавпилсского гетто Семена Шпунгина “До и после побега”. 

      Предлагаем вниманию читателей рецензию на книгу, любезно присланную нам из Даугавпилса ее автором – историком Иосифом Рочко.

“Более  десяти  бывших  узников гетто  написали и  опубликовали свои воспоминания о  трагедии  евреев  в этом городе.  Среди них и С. Шпунгин  (1929 г., Даугавпилс), который рассказывает о своей  удивительной  и нелёгкой  судьбе. Вместе с тем  книга С. Шпунгина отличается от других подобных изданий. Само название  указывает, что  жизнь автора  делится на две части: «до и после». В  первой части книги – «До» он  рассказывает  о  своём детстве, семье, любимом  городе. С необыкновенной  теплотой автор  рисует быт  обычной  еврейской  семьи.

         Вторая  часть  книги посвящена  событиям Катастрофы. В  центре  воспоминания – история   подростка, оказавшегося в  гетто.   Он был одним из 14  тысяч евреев, заключённых в страшный каменный мешок предмостного укрепления. Семён потерял всех родных. Двенадцатилетнему  мальчику пришлось пережить проверки и акции. Выжить удалось благодаря цепи счастливых случайностей, а также благодаря помощи знакомого врача и собственной находчивости.

7 – 9 ноября 1941 г. в гетто  происходила  очередная «сортировка»: право на жизнь  получили  работники (ремесленники) и их семьи, а также медики. Сёма  Шпунгин потерял   мать  и сестричку  Розочку. Он  бросился  к  группе врачей. Зубной  врач  Магид, стоявшая рядом со своей дочерью, поманила  мальчика: «Сюда, Сёма, сюда! Я скажу, что оба  вы мои  дети…». 

28  октября  1943 г. стал последним днём существования гетто.  В этот день более четырёх с половиной сотен узников были переведены  в Кайзервальд. С.Шпунгина спасли смелость и находчивость. «Нам пришлось карабкаться на  крепостной вал и прыгать  с наружной  и отвесной стены  на  дно защитного рва». Так ему  удалось  бежать. Он бежал в сторону  Краславы, вернулся  назад, прялся в уборной, попал  в полицию, притворялся  мальчиком  из  смешанной  русско – татарской  семьи, выдавал  себя  за беженца по фамилии Орлов, а затем представлялся как Островский из Брянска, вновь пытался бежать.  После  одного из допросов немецкий унтер – офицер  «тихо произнёс на…. идише: «Их вейс, ду бист а клугер  ингл» (я знаю, ты  умный мальчик), – и отвернулся. Слова эти навсегда   врезались в мою память…». Был  ли этот офицер евреем или просто  знал идиш? Автору этих строк не раз  приходилось  слышать от бывших узников гетто  о  немецких офицерах,  уж слишком благоволивших к евреям, а также  об офицерах и солдатах немецкой армии,  очень похожих на евреев. Спасение мальчика напоминает остросюжетный детективный роман. Придумывать и приукрашивать ничего не надо. Жизнь всё  расставила  по своим местам. В конце концов улыбнулось еврейское счастье. Ребёнка отправили  на  работу  в  Калупскую волость  Даугавпилсской области. Здесь он 27 июля  1944 г. и встретил  свободу. «Многие  солдаты, проходя мимо, покатываются  со смеху: «Ой, глядите, жидёнок! Мордух! Шмулик! Еврейчик!… Такими  были первые  слова, услышанные Сёмой из уст освободителей». Как говорится, слов из песни не выкинешь….

Как  же  бывший  узник  воспринимает  себя? «Не герои – обыкновенные люди, сломленные и ввергнутые в отчаяние, не способны были  помышлять о каком – либо восстании. Рядом со своими близкими все ощущали себя заложниками».

       В третьей части книги, т. е. « …и после…» мы  узнаём о счастливой судьбе молодого человека. Почему счастливой? Разве это не счастье – после войны оказаться в Москве, познакомиться  с известным советским писателем и публицистом Ильёй  Эренбургом.  Именно, благодаря заботе  И. Эренбурга  ему удалось    окончить отделение журналистики Московского университета. Это  были годы тотального государственного антисемитизма,  борьбы с безродным космополитизмом,  пресловутого «дела врачей».  Всё удалось  С. Шпунгину преодолеть, так как он находился «под щитом  Эренбурга».

С 1957 г. Семён Ильич Шпунгин  работал  в Риге журналистом в ТАСС. Встречался с писателем  Овадием Савичем, Аркадием Райкиным, зятем Н.  С. Хрущева – А. Аджубеем, побывал  в далёкой   ЮАР.

           В  заключительной  части  книги автор  опубликовал ряд воспоминаний  узников гетто  и концлагерей. Ему удалось оживить имена спасителей, благодаря которым евреи выжили.  Их подвиг  и мужество  не должно  быть забыто.

Книга  снабжена фотографиями, отражающими описываемые  события. Необходимо  отметить блестящие комментарии редактора книги доктора Г. Смирина. Вот одно из его любопытных уточнений. Евреи десятилетиями жалуются на пятый пункт паспорта. Однако в советском паспорте национальность стояла третьим пунктом, а пятым пунктом она указывалась в «Листке по учёту кадров».

      Воспоминания С. И. Шпунгина сохраняют  память о  трагических событиях   в  истории Латвии, позволяют всмотреться  в уходящий мир глазами современника. Они бросает вызов тем силам, которые пытаются глорифицировать преступников, носителей идей антисемитизма. Поэтому сегодня этот труд актуален и современен.  Книга будет полезна читателям не только Латвии и Израиля, но других стран, интересующихся историей нашей страны.”  

      Иосиф Рочко

Advertisements

One Comment to “Семен Шпунгин: глазами современника”

  1. Интересная рецензия на книгу талантливого журналиста – спасибо!
    Р.Марьяш

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: