Шаляпин пел на иврите и на идиш

 
Малоизвестный факт. История о том, как  Федор Иванович Шаляпин стоял у истоков создания израильской оперы.
 
Фото belkanto.ru

Фото belkanto.ru

Автор этой идеи, дирижер Мордехай Галинкин (родился в 1875-м в Херсонской губернии, закончил Варшавскую консерваторию; до отъезда в Эрец Исраэль жил и работал дирижером в Петербурге), был дружен с Шаляпиным. Они познакомились в 1912 году. Шаляпин тогда подписал контракт, обязавший его некоторое время участвовать в гастрольных спектаклях оперы петербургского Народного Дома. Директор театра нервничал — знаменитый Шаляпин предъявлял «непомерные» требован ия к партнерам: музыкантам, дирижерам и певцам.
Самые большие трудности возникли с дирижерами. Ни одна из предлагаемых кандидатур Шаляпина не устраивала. И директор театра обратился к Мордехаю Галинкину. Тот, наслышанный о бесконечных «капризах» оперной «звезды», испугался и хотел отказаться от такого, весьма лестного, надо признать, предложения. Но директор так упрашивал, что делать было нечего — с трепетом в душе Галинкин отправился на первую репетицию..
Оба — Шаляпин и Галинкин — были буквально одержимы музыкой. Это и стало основой их завязавшейся дружбы, которая продолжалась долгие годы.
Шаляпин так высоко ценил профессионализм и музыкальный дар этого дирижера, что и потом, когда срок контракта с Народным Домом истек, нередко настаивал, чтобы для работы с ним пригласили именно Мордехая Галинкина.
«Сердить» Шаляпина не отваживались. И они много работали вместе.
Перед Шаляпиным открывались двери лучших театров. В какой-то момент он «посоветовал» администрации царского Мариинского оперного театра взять Галинкина дирижером их оркестра. И наткнулся на решительный и бесповоротный отказ. Ему в вежливой форме объяснили, что евреям работать в императорских театрах запрещено законом. А тут уж никакое заступничество, никакие рекомендации не помогают. Шаляпин испытал горькое чувство обиды за друга и посоветовал ему уе хать за границу, где он, несомненно, сумеет занять подобающее его дарованию место.
О мечтах и планах Галинкина Шаляпин еще не догадывался.
Идею создания оперного театра в Эрец Исраэль Мордехай Галинкин вынашивал с 1911 года. В своих воспоминаниях в то время он писал: «В процессе культурного возрождения Эрец Исраэль, наряду с Торой и наукой, займет почетное место и искусство, и в первую очередь — театр. Я имею в виду такой театр, который явится образцом и примером для подражания для всех еврейских театров.. Это тот институт, который еврейство галута в его тяжелых условиях жизни не могло создать никоим образом; все попытки, предпринятые в этом направлении, все без исключения, наталкивались на проблему языка, места для театра и отсутствие чисто еврейской среды — почвы для творчества на иврите».
Когда Шаляпин пересказал ему разговор с директором Мариинского театра, Галинкин принял окончательное решение ехать в Эрец Исраэль.
Но реализация этого решения, а главное — давней мечты о театре, требовала немалых усилий. Чтобы открыть оперный театр, надо построить для него здание. Чтобы построить здание, нужно было иметь средства.
В 1917 году Мордехай Галинкин создал инструментальный квинтет «Зимра». Вскоре этот небольшой коллектив уже гастролировал по всей России, а выручка от концертов скапливалась на строительство театра в Эрец Исраэль.
Галинкин хорошо понимал, что сумму ему предстоит собрать немалую. И решил обратиться к Шаляпину с просьбой, чтобы тот в пользу будущего еврейского театра дал благотворительный концерт.
Шаляпин не был горячим сторонником благотворительности — «Бесплатно лишь птички поют». И, как правило, в такого рода концертах не участвовал. Но тут сделал исключение..
Концерт состоялся в апреле 1918 года. Большой зал Петроградского Народного Дома (две с половиной тысячи мест) был переполнен, несмотря на то, что билеты на этот концерт стоили весьма недешево. Желающих послушать Шаляпина оказалось столько, что пришлось пустить в ход добавочные места. Да что там места! Люди стояли в проходах между рядами партера..
На сцену вышел Шаляпин. Легкий поклон — публике, едва заметный знак — аккомпаниатору, и вот уже полетела над рядами, взмывая вверх, незнакомая большинству слушателей песня.. Зал замер, затаил дыхание, пытаясь разобрать слова. Но тщетно — язык, на котором она исполнялась, был знаком здесь, быть может, лишь единицам. Шаляпин пел на иврите «Атикву», которая стала потом гимном государства Израиль.
Ни до этого, ни после Шаляпин не выступал с такой необычной программой. В ней прозвучали и еврейские песни на идиш.
«Шаляпин дал в этом концерте право гражданства еврейской песне и обоим еврейским языкам на русской эстраде», — писал в своих воспоминаниях Мордехай Галинкин.
Собрать нужную для строительства оперного театра сумму Галинкину так и не удалось. Но он все же уехал в Эрец Исраэль и создал в Тель-Авиве оперную труппу. Но это уже — другая история..
 
 
Михаль Арье, журналист
 
*      *      *
Мордехай Галинкин похоронен в Израиле, на старом кладбище города Ришон ле-Цион. На скромном надгробии начертаны слова на иврите:
Мордехай Галинкин, сын Мордехая
Основатель и дирижер израильской оперы
Иерусалим
 
По материалам публикации Аарона Оримиана
в сборнике «Евреи в культуре русского зарубежья»
 
 
 
 
Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: